Женщина в интернете:
саморазвитие, самопознание, самореализация.

Способность творить – главное отличие человека от животных!

13 Августа 2012
, автор: admin

Сегодня удивительный день, потому что я хочу  познакомить вас с дорогим для меня человеком. Так сложилось, что жизнь меня знакомила с очень знаковыми людьми. Они как важные вешки отмечали поворотные изгибы моего пути. Три года назад моя гостья первой назвала меня писателем, а я проплакала две недели от «несправедливой шутки». А потом она терпеливо помогала мне принимать неожиданно проявившиеся способности.                                

 Кажется, я заболталась и забыла о гостье. Людмила Ивановна, у меня уже есть традиционное начало для интервью. Я прошу представиться так, как хочется. Поэтому, передаю слово вам, расскажите о себе. Маска, кто ты?

Три года? Потрясающе! По ощущениям – только вот, прошлым летом…

Кто я? Живой человек. ЛюдмилИванна (в одно слово) для взрослых, тетя Люся – для детей, Люда, Люся, Мила – для друзей, тетушка – для племянников, Натали де Рамон – для читателей, Кайсарова – для духов предков.  И, уж не знаю, как, на своем языке определяют меня мои кошки.

Вот как широко и разнообразно. И всё-таки мелькнуло – для читателей. Открываю карты: моя собеседница Людмила Ивановна Кайсарова. Для меня было громом, когда я узнала, что общаюсь с настоящей писательницей. Да ещё переводчицей. Знание языков во мне всегда вызывало уважение потому, что я иностранным языкам в практически применимом объёме так и не обучилась. В общем, открываю секреты, для меня знакомство с тобой было сродни полёту к Олимпу. Давай поговорим об этом. Как ты пришла в литературу, и какие у тебя заслуги перед нею?

Мой вклад в литературу – десятка два рассказов в журнале. Потом книжка рассказов «Ландыши в ноябре», и 18 маленьких романов – 17 как Натали де Рамон, и 1 как Тэш Сазервей (у издательства вдруг появилась аллергия на Францию, которая потом незаметно прошла). А еще лежит в столе русский роман о  школе, «Опушка неба» называется, который пока никто не хочет печатать – ну очень большой, 38 авторских листов, это была бы книжка страниц на 800 убористым шрифтом. И еще, с десяток книг я отредактировала (почти перевела, особенно стихи) из серии «Повседневная жизнь» в изд-ве «Молодая гвардия», и кое-что  ещё в разных местах напереводила. Самое значимое – книга «Импрессионизм» в изд-ве «Артродник», из 700 страниц 500 переведены мною. И еще подборка моих стихов опубликована в сборнике «Дар света невечернего», который сделала моя подруга Анна Ивинская, собрав в нем всех своих друзей.  Хотя, по-моему, зря она нас всех туда собрала, потому что, в моем представлении, сегодня ни у кого нет лучше поэзии, чем у нее.  Да, конечно, есть люди, которые тоже обладают чутьем к языку и делают многое, но Аня – нечто особенное, это прорыв. Она создает новый мир, свой мир, как Пастернак и Бродский (она следующая за ними), а не описывает рифмованно некие события или пейзажи и не рифмует собственные мудрости, как большинство стихотворцев. Впрочем, Окуджава тоже рифмовал мудрости, но это был Окуджава. С его собственным миром.

Создать в произведении свой мир – это и есть, на мой взгляд, самое главное. То, что отличает настоящего писателя, художника, ученого, любого творческого человека от «ремесленника». Хотя ремесленник без кавычек вполне может быть творцом.

Дорогая Тамико, ты тоже умеешь создавать в своей прозе собственный мир, в этом и состоит твое отличие от прочих, и ты это знаешь сама. (И это, как цвет глаз – нравится он или нет, но его не изменить.) Особенно в твоих дивных описаниях. Сегодня практически никто не умеет делать описания! А без них никак не описать мир. Свой мир. Твой мир. Мой мир. Мои любимые импрессионисты первыми ярко и откровенно сделали это. А главное – доступно.

Ты знаешь, меня в своё время поразило то, что ты оказалась таким тёплым, «живым» человеком. Для меня творческие, талантливые люди были чем-то божественным. Наверное, именно поэтому я так старательно убегала от творчества всегда. Я-то себя считала приземистой, устойчивой, какая уж воздушность? К тому времени я уже «засунула свой нос» в различные сообщества и сайты, где тусуются писатели и графоманы. И меня уже поразили цинизм и снобизм «матёрых» (не всех, конечно) и агрессивность начинающих. И всё это так не совпадало с моим представлением о мире муз. А ты оказалась такой понятной, и неземной одновременно.  

Ой, пожалуйста, не перехваливай! Я самый земной-преземной человек. И я тоже долго убегала от творчества, но не из-за его «божественности», а просто потому, что меня страшило заняться чем-то одним, отрекшись от всего многообразного  остального.

Что касается «матерых», то они в Интернете не тусуются. Нет у них времени на это. Агрессивность начинающих – она не из-за того, что они начинающие, хотя тут таковая вполне возможна как маска неуверенности, но в основном, полагаю, просто особенность характера, да и дух времени подсказывает распихивать локтями окружающих в стиле телепрограммы «Последний герой».  

           Что для тебя самое важное в жизни? Что для тебя та верёвочка, которую не хотелось бы выпустить из рук, чтобы не упасть и не оторваться от мира? В то же время, позволяет остаться собой.

Самое важное в жизни – это жизнь. Жизнь и есть та моя веревочка, которую не хотелось бы потерять. Не упасть и не оторваться от мира – для меня это две разные вещи. Скажу честно, от мира я бы с удовольствием оторвалась, что, собственно, я и делаю, когда пишу – то есть живу в своем личном мире, хотя, по большому счету, он все равно принадлежит всеобщему миру Божьему.

А не упасть… Да можно падать! Ничего нет в этом страшного. Ну, больно бывает, ну синяки и ссадины. Главное – встать, подняться и идти дальше. Не подняться – вот это страшно.

Остаться собой. Сейчас это очень модный тезис, все только об этом и твердят: будь собой, будь собой… Может, и хорошо, что твердят! Я всю жизнь старалась быть такой, как другие, а у меня не получалось, и я переживала из-за этого. А потом плюнула – ну, не получается! – и перестала стараться. Морально стало легче, но не… материально.

Я начала писать совершенно неожиданно для себя. Ты как-то рассказывала мне, что писать романы начала случайно. Я часто встречаю женщин, которые начали писать, творить как-то вдруг, и в уже «в годах», как говорится. Теперь я точно знаю, что разбудить свою творческость – лучшее, что может произойти с каждым из нас. Я стараюсь помогать женщинам  осознать свой дар, свою уникальность, как когда-то ты помогла мне. Что ты можешь сказать об этом?

Чтобы писать романы нужно всего три вещи – бумага, карандаш и время. Или пишмашинка, бумага и время. Или компьютер и время. Но хоть карандашом, хоть от руки, все равно сначала надо придумать, прежде чем написать. И на придумавание нужно еще больше времени, чем на процесс собственно записывания. Именно для придумывания нужен особый, творческий, немного «с горы» взгляд на жизнь, «поэтическое» ощущение мира. Если человек обладает таким взглядом и даже ничего не записывает, он все равно поэт, писатель, художник, творец.  Мужчина или женщина – не играет роли. В Царствие Божием – в мире творчества – нет ни мужа, ни жены. Даже возраста там нет. Там совсем иные «параметры».

Ну, да, ты говоришь, «разбудить». Только дело в том, что ОНО либо есть, либо его нет. И тут уж ничего не поделаешь, хотя, например, таблицу умножения в состоянии выучить все, не обладая математическим дарованием, скажем, Софьи Ковалевской. И потом, кому-то в кайф складывать и умножать. Один человек выучивается, например, на бухгалтера, а у другого от этого ужас, и скулы сводит. Но и такой тоже вполне может стать бухгалтером, а потом мучаться и ненавидеть свою долю.

А если ОНО есть, то она само все равно лезет и требует себе права на жизнь – то есть,уделения себе времени. Но в сутках только 24 часа. Соответственно, если я хочу, скажем, повышивать, то должна отказаться от какого-либо другого занятия – стирки, мытья полов, выпечки кулинарных и хлебобулочных изделий. Хотя принято считать, что женщины вышивают или вяжут, чтобы скоротать время… Только те, кто в кайф вяжут или вышивают, прекрасно знают, что все как раз-таки наоборот – урвать из тягомотной рутины драгоценный часок на любимое действо. И не только из рутины. Если в свободный вечер выбирать между походом в театр и возможностью сшить задуманную блузку (и ткань давно припасена, и нитки в цвет, и пуговки…), то я выберу блузку! И не потому, что мне сегодня нечего надеть, а потому что меня манит сам процесс превращения ткани в нечто невиданное миру, которое, к тому же, должно его – мир – украсить…

С романами все точно так же – отказаться от всего остального ради процесса создания чего-то эдакого прекрасного… Разве что, роман, в отличие от блузки, за один вечер ну никак не сотворить. А рассказ – можно, и стихотворение – тоже. Но я – многоглаголанная, оттого и романы. Правда, совсем маленькие, всего на 200 страниц.

Короче: для творчества нужно три вещи – время и уединение. И это самое ОНО, которое рвется на волю. Словно из-за некой двери. Чтобы ЕГО выпустить, нужно ее открыть, а когда откроешь, сама попадаешь ТУДА. И ТАМ очень, очень, очень хорошо! Я начинаю себя даже плохо чувствовать, когда долго не пишу, и даже совсем чуть-чуть пребывания ТАМ очень благотворно и сразу сказывается на моем самочувствии. Уверена, что это известно всем, кто хоть раз дал себе время побыть ТАМ за этой калиточкой… Ха, написала «калиточка», а ведь на самом деле это кованые тяжеленные замковые ворота!

«для творчества нужно три вещи – время и уединение. И это самое ОНО, которое рвется на волю».

Как ты хорошо сказала. Вот именно, творчество – это обращение к себе, раскрытие себя и собственной красоты. Ты уже не тратишь время на претензии к миру, ты создаёшь свой МИР.                         Ты говоришь – или есть, или нет. Это о литературном даре. Но я уверена, что в каждом человеке припасена кладовочка с талантами. Хотя я много раз слышала от женщин: А талантов у меня нет.

 А я уверена – есть, есть! И мне кажется, что таланты не бывают хуже или лучше. Талант писательствовать ничуть не лучше ( и не хуже) таланта ваять красивучие торты, вязать авангардные шапки или выплясывать жгучую сальсу. Порыв, творческий полёт,  возможность творить –  мне кажется именно это «легкомыслие» может стать надёжной опорой в жизни. Или крепкими крыльями, не знаю, как лучше. Но именно увлечённость может помочь устоять в любых испытаниях. Что ты скажешь на это?

Однозначно, творческий полет, дар творить. То есть, дар перебираться ТУДА. А вот слово «увлеченность» меня несколько смущает, для меня оно сродни страсти, а страсть – не самый надежный проводник и помощник, да и сомнительная опора. В моем представлении, увлеченность может скорее мешать, чем помогать переносить испытания. Она отвлекает силы в сторону, лишает ясного видения. Хотя, безусловно, это спорная вещь. А вот крылья – да, и легкомыслие в прямом смысле – легкость мысли, играющий интеллект – надежная опора.

Ты сейчас сказала – страсть. Я недавно поняла, что всю жизнь бежала от страстей, боялась раскачать свою жизнь. И творчество от себя гнала, боялась увлечься, потерять время на «пустое». Теперь понимаю, как я себя обокрала. Сейчас учусь лёгкости, но это сродни разминанию затёкшего от неподвижности сустава – трудно. И работая с женщинами, вижу этот же страх – потерять годами наработанную правильность, успешность, солидность, что-то ещё. Удивительно, как наши женщины готовы страдать, лишь бы не отклониться от когда-то начерченной «генеральной линии». Мне кажется, раскопать свой талант и поверить в себя – это самое лучшее, что можно сделать с собой, тем более, ощутив планку возраста.

Время – главная составляющая. Возраст как раз и подсказывает нам, что его осталось слишком мало, и остается все меньше, чтобы успеть оставить что-то после себя. Ну, раскопала женщина, ну поверила, а дальше?.. Ты очень верно сказала – разминать сустав. А это долго, и главное – больно! Сознание именно того, что «обокрала» и доставляет эту боль. Но она пройдет (точно так же, как перестает болеть разработанный сустав), как только поймешь, что не важно то, что в прошлом – его все равно не вернешь, как динозавров, ну нет их, нету! – а то, что впереди, то, что ты еще успеешь сделать. Или не успеешь, если не изменишь свою жизнь.

Творчество требует отдачи себе, то есть известного эгоизма по отношению ко всему остальному. А далеко не всякая творческая женщина может себе это позволить… в отличие от творческого мужчины, рядом с которым (даже самым заурядным пиитом или графоманом) всегда найдутся «жены-мироносицы», которые будут кормить его, готовить ему, стирать и, затаив дыхание, восхищаться его гениальностью. Брошенные ради творчества семьи, дети, больные родители прощаются мужчинам, а женщинам – нет. Да женщина и сама не оставит семью без обеда и в грязной квартире только потому, что с прошлого вечера до сегодняшнего полудня трудилась над рифмой или прописывала ветвь оливы на заднем плане эпохального полотна, а теперь очень устала и спит, и никто не смеет тревожить ее покой, скажем, звуками посуды на кухне и уж тем более – шумом пылесоса…

Ой, ты мне напомнила мой любимый детский анекдот. Может, это из Чуковского, не помню. Дети играют во дворе, делятся новостями. Мальчик рассказывает:

Мне дома даже играть не с кем. Папа пришёл с работы, устал, на диване лежит, газету читает. И мама, барыня такая, стирать надумала!

Но, я имею ввиду, творчество не как самоцель, или как жизненный приоритет, это не всем нужно, не всем под силу. Я говорю о творчестве, как о жизненном ресурсе, инструменте, о видении жизни. Ведь часто от творчества бегут потому, что не верят в свой талант. Я вот читаю разные сообщества. Кто-то выставил стихотворение, картину свою, поделку, рассказ. Не на выставку же отнёс, у себя в блоге выставил, в сообществе любителей. Но сразу же набегают критики, учителя. И не факт, что сами они какого-то высокого уровня мастерства достигли. А я думаю – ведь человек наслаждался, когда это делал. Он радостью своей поделился, а его – хрясь! – издёвкой ударили.

У меня вообще такое ощущение, что подавляющее большинство тусовщиков в социальных сетях – неудачники. А неудачники всегда завистливы, оттого и издевки. Что же касается «хрясь», то хрясь хрясю – рознь. Критику, даже самую конструктивную, равно и поучения (хоть мастер-класс!) вообще трудно воспринимать. Но, если же человек хочет двигаться дальше, оттачивать свое мастерство, то даже из самой нелицеприятной критики он извлечет для себя пользу. Это не слишком просто, но этому тоже можно научиться. Было бы желание.

О неудачниках в сети — не согласна. Просто «праздношатающиеся» всегда на виду. А те, у кого есть дела и цели не впадают в словоблудие, им некогда. Критика — это одно, а обидеть наотмашь другое. Один бездумно сказал, его поддержали, а автору больно, страшно. Я вот всё время впадала в панику, когда приходилось что-то новое в интернете осваивать, регистрироваться где-то. Начала прорабатывать страхи и полезли картинки из детства. Учительница накричала, в танцевальном кружке посмеялись, родительница чья-то нелестно отозвалась. А я всю жизнь от творчества пробегала, и вот ещё неудач бояться начала. Не знаю, может, я не ясно говорю, ты мне подскажи. Может, надо как-то разделять, и творчество – это только высокое что-то? Но я знаю, когда люди открывают в себе возможность творить, создавать красивое, они становятся сильнее и устойчивее в жизни. Я об этом говорю. Если творчество не как объект приложения сил, а как возможность получения энергии для остальных сфер жизни?

Оттого и дает, чтобы остальные сферы жизни давали человеку энергию для него, для самого главного в человеческой жизни – для творчества. Способность творить – главное отличие человека от животных. Да, животные тоже что-то могут – свить гнездо, вырыть нору, бобры строят плотины, есть такие птички, которые со вкусом украшают свои гнезда цветами. Это все – как бы лабораторные эксперименты перед созданием человека. Он же ведь создан по образу и подобию Божьему, то есть, по образу и подобию Творца. «Человек, которые не творит, уподобляется зверю». А такое человеческое существо не нужно, оно не оправдывает замыслы Творца,  вот и не дается ему энергия.

Нельзя ничего разделять. Люди оттого и несчастны, что разделяют. Быт – отдельно, религия – отдельно, творчество – отдельно, профессия – отдельно, семья – отдельно, любовь – отдельно… Сказано ведь: дом не устоит, если разделится сам в себе. А мы сами себя делим! На сферы. Какая уж тут будет энергия. Все должно быть вместе! Элементарный пример – веник. Возьми из него один прутик. Переломишь двумя пальцами. А попробуй-ка целиком весь веник сломать?

Да, творчество – высокое. Это молитва. Это Небо. Которое, по законам перспективы, на горизонте сходится с Землей. В живописи есть такое понятие – точка схода. В момент творчества мы приближаемся или даже находимся в ней! В это время мы испытываем блаженство, то самое, от пребывания ТАМ, о чем я говорила уже много раз. И вот тут очень опасно. Нельзя даже пытаться тащить Небо к Земле, но только всегда – Землю к НЕБУ. То есть к действиям в любой «сфере» должно относиться как к творчеству. Это тайное, практически утраченное сегодня знание и особенно умение. Чтобы, сделав любую работу, посмотреть на нее и радостно повторить слова Бога в День Творения: «И это хорошо»…

Творческие люди, побывавшие ТАМ, знают ЭТО ощущение и непроизвольно всегда стремятся к нему. И от этого стремления действия в любых сферах они делают иначе, чем те, кому ЭТО незнакомо. Потому что ЭТО сладостное ощущение – «И это хорошо» – может дать любой род деятельности, хоть написание стихов, хоть любование природой, хоть уборка в квартире, хоть годовой бухгалтерский отчет. Что угодно!

Ты говоришь: страшно. Да, страшно. Когда младенец вылезает на свет, он от страха орет! В мамином животике ему было уютно и хорошо, а тут неизвестно что… Ну, ничего, потом мы все привыкаем, и нам нравится жить вне маминого животика.

Ты говоришь: не оценят, хрясь… Не знаю, может быть, Бог тоже сомневался, создавать или не создавать мир, оценят, не оценят? А потом, все-таки, взял и создал! И едва ли Его сейчас сильно волнует, оценивает это кто-то или нет. Твори! Будет энергия, сама же знаешь. И поменьше увлекайся фрейдовскими исследованиями обид и страхов в детстве. Ты давно взрослая тетенька, даже бабушка! И прекрасно знаешь, что, если молоко сбежало, то его обратно в кастрюлю уже не запихнешь. Нету его больше! Только грязь на плите. Вытрешь плиту тряпкой и живешь дальше, как ничего этого и не было. Ты же не оставишь вечно на плите эту присохшую липкую пену? Не будешь ведь каждый день ходить вокруг плиты, рассматривать ее, сетовать, что полстакана молока пропало? Рассуждать о том, что было бы, если бы эти полстакана остались в кастрюле? Кто виноват, что ты не досмотрела за молоком? Рассуждать, почему же ты не досмотрела? И так день за днем, год за годом… Мы живем здесь и сейчас! И каждый новый день – подарок!

Да, ты очень хорошо сказала о творчестве. Я это сейчас так же понимаю. Творчество – это призма собственных возможностей, и глядя на мир через неё, мы видим мир совсем другим. А нас учат всё делать по «правильным инструкциям». А мир не подчиняется инструкциям, он есть и всё, а мы часть его. И творчество как пуповина связывает нас с этим миром, и питает нас эмоционально.

Мне нравится, как ты сказала: «Мир есть и всё». Но инструкциям он все-таки подчиняется, и в нем все очень четко: за ночью наступает день, за днем – ночь, за зимой – весна, и так далее. Ничего не путается, не отступает! Листья распускаются даже самой холодной весной. И мы должны действовать также. Понимание этого приходит с возрастом. Или не приходит вообще.

Ты говоришь о высших законах, а я говорю о суетных уставах и кодексах, которые нам подсовывают. И мы всё время стремимся соответствовать. А мир обязываем соответствовать нашим представлениям о нём. А выдумывать нечего, как ты сказала, за днём – ночь, за зимой – весна. Природа уже всех расставила по местам, и наша задача освоить, облагородить это «место», то есть себя.                                                                                                                                                                                                                                                    О фрейдовских исследованиях детских страхов и обид. Для себя я эту проблему решила, я их уже обогнала и вижу жизнь теперь собственными глазами. Но теперь у меня профессия, в которой мне приходится помогать другим «расставаться со своими рюкзачками», как я это называю. У меня должны быть свои «инструменты, методики, рецепты». Вот я и копаюсь, ищу, экспериментирую.

Пока из самого надёжного я выбрала «доверять себе, слушать себя, верить себе, не бояться себя». И когда это происходит, а происходит это не очень просто, тогда человек раскрывается. И в нем сразу же начинается рост божественных зёрен – любви, талантов, вдохновения. Мне очень понравилось, как ты сказала «Нельзя даже пытаться тащить Небо к Земле, но только всегда – Землю к НЕБУ»

Чтобы ты сказала читательницам моего сайта. В чём Эпоха Возрождения для женщин, перемахнувших планку «за сорок»? Как её организовать?

То есть, как организовать собственную Эпоху, которая начинается «после сорока»? Инструкция стара: о душе думать. О том, что останется после тебя. И стараться что-то успеть оставить (особенно тем, у кого нет детей).  Впрочем,  думать и стараться полезно и в более раннем возрасте. И еще радоваться, что ты дожила до сорока и больше, а Пушкин – только до 37. Между прочим, последнее, что он написал, отправляясь на дуэль, это было письмо детской писательнице Ишимовой с позитивной оценкой ее творчества и пожеланиями творить дальше. Он ведь мог написать что угодно и кому угодно! А он написал женщине писательнице. И тем самым словно благословил на творчество всех остальных творческих женщин. Всех нас.

Спасибо, Люда. Ты знаешь, что я могу говорить с тобой часами. Ты мне очень помогла принять себя как автора, творца текстов. Я думаю, и читательницам наша беседа будет не только интересна, но и полезна. В общем, я очень благодарна тебе за то, что ты согласилась на нашу беседу. И за то, что ты всегда поддерживаешь меня.  Может быть, тебе хочется о чём-то сказать, совет, или пожелание мне и моим читательницам – от Людмилы Кайсаровой. Я даю тебе слово.

Спасибо, моя дорогая. Беседы с тобой дают мне еще больше. А пожелать? Желаю всем любви! Один мой близкий друг часто говорит: «Все надо делать в охотку и с любовью, или вообще не делать». Именно этой ЛЮБВИ я желаю нам

 

Поделитесь с друзьями:

 

  1. markizamarkiza пишет:
    22 января 2012 в 19:05

    Я случайно нажала не на ту руку извините меня мне очень понравилось

    • Тамара РозинскаяSharita пишет:
      22 января 2012 в 23:12

      Ничего страшного, Бывает.Главное, что понравилось, спасибо.

  2. Zeta пишет:
    3 июня 2012 в 18:21

    Очень содержательное интервью, большое за него спасибо. Захотелось познакомиться с произведениями Людмилы, постараюсь найти. Название неопубликованного романа заставляет страстно желать его публикации. Еще раз – благодарю.

    • 4 июня 2012 в 22:10

      Людмила Ивановна Кайсарова чудеснейшая женщина. Она благословляла меня на писательство и давала ценнейшие советы. Обязательно приглашу её ещё раз, она прекрасный собеседник и очень хороший человек с разносторонними интересами.

Похожие статьи:

оцените статью

НЕ нравитсяНравится!!! (Пока оценок нет)
Loading ... Loading ...

Понравилась статья!? Хотите получать новые прямо в свой почтовый ящик ? Подпишитесь сейчас !

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *